Легенда и история экспоната. «Варшавянка», наигранная комдивом Владимиром Азиным на рояле Петра Чайковского

На круглом столе в Екатеринбурге «Урал в жерновах революции» это сообщение заведующей научно–просветительским отделом Музея истории и культуры г. Воткинска Аллы Карпеевой вызвало огромный интерес у музейного сообщества. Это действительно уникальные материалы, собранные на основе устных источников, записанных в своё время со слов очевидцев, либо ближайших родственников – участников событий.

 

Старушка «с манерами»

«Тихое» появление рояля «Вирт» в 1976 году в коллекции филиала Удмуртского республиканского краеведческого музея в Воткинске – как он назывался в тот момент – было вполне в духе времени. Свыше 50 лет его хранила семья воткинского портного А.Н. Кожевникова, но долгие годы о подробностях появления инструмента в семье предпочитали не рассказывать.

Последняя владелица рояля, передавшая его в музей, Алевтина Александровна Фёдорова не дала подробных пояснений для легенды о предмете, более того, она не оставила даже своих контактных данных, но поставила условие: за роялем будет ухаживать сама.

Как выяснилось в дальнейшем, Алевтина Александровна была музыкантом и до выхода на пенсию работала в детских садах города. Старейшая сотрудница музея Капиталина Чебкасова вспоминала впоследствии: «Я помню хозяйку инструмента – невысокую сухонькую старушку «с манерами». Сразу чувствовалось, что она получила хорошее воспитание. У неё были очень тонкие музыкальные пальцы. Когда инструмент устанавливали в зале музея, она внимательно наблюдала. Настаивала, чтоб под инструментом стояла ванночка с водой, никому не разрешала вытирать пыль с него, сама раз в неделю приходила и протирала.

Смотритель музея Капиталина Чебкасова – коренная воткинская жительница (1912–2004), прекрасно понимала причины, почему Фёдорова не хотела ничего рассказывать о себе. Капиталина Константиновна – купеческая внучка, её родственники в 1919 году, как многие воткинцы, отступили за Каму вместе с другими участниками Ижевско–воткинского восстания. Поэтому впоследствии только ей удалось разговорить Алевтину Александровну Фёдорову, чтобы получить первую информацию о рояле. Именно ей владелица сообщила, что рояль когда–то, по словам отца, принадлежал семье горного начальника Чайковского.

На одну из конференций, регулярно проходивших в 70–80–е годы ХХ века в республиканском Доме–музее П.И.Чайковского, была приглашена Вера Городилина, создатель музея П.И.Чайковского в Алапаевске. Приехав в Воткинск с докладом об истории бытования на Урале роялей фирмы «Вирт» и получив информацию о том, что в краеведческом музее есть старинный рояль, она немедленно отправилась на разведку.

По словам Капиталины Чебкасовой, Вера Борисовна тщательно изучила и обмерила рояль и сообщила, что это самый ранний «виртовский» инструмент на Урале. Вплоть до 2006 года информация о том, что наш рояль «Вирт», возможно, самый первый музыкальный инструмент, связанный с детством будущего великого композитора П.И. Чайковского и оставленный семьёй Чайковских при отъезде из Воткинска в 1848 году, оставалась всё–таки красивой, но легендой.

На хранении в семье портного

В результате большой поисковой работы, к которой были подключены силы городской общественности, СМИ, в сентябре 2006 года удалось найти одну из старейших жительниц Воткинска Тамару Александровну Шишову (в девичестве Кожевникову, 1915 г. р.), родную сестру Алевтины Александровны Фёдоровой.

Тамара Александровна, как и её сестра, Алевтина Александровна, также по профессии музыкальный руководитель детского сада, родилась в семье известного в Воткинске портного Александра Николаевича Кожевникова. Александр Николаевич – сын потомственного мастерового воткинского завода Николая Кожевникова, родился в 1877 году. По словам дочери, её отец, как и многие воткинские мастеровые, с детства был «рукастым». Но особенно прикипела у Александра Николаевича душа к шитью, что поначалу не слишком обрадовало родных, особенно главу семьи – Николая Ивановича Кожевникова, тот мечтал, что сын будет работать на заводе, как и все мужчины в семье.

Из Риги Кожевников выписывал модные журналы с выкройками. Ему вручили диплом портного и подарили французские ножницы «с золотым винтиком». Слава о хорошем портном быстро разнеслась по Воткинску и за его пределами. К Кожевникову приезжали заказчики из Сарапула, Ижевска, Осы. Его помощницей стала жена – Александра Алексеевна. Особенно хорошо у него получались военные шинели и церковное одеяние. Воткинские купцы и лавочники: В.И. Калашников, И.И. Шляпугин, В.М. Нелюбин, Г.С. Пьянков и другие советовались с Кожевниковым по поводу закупки качественных дорогих тканей. А он в свою очередь рекомендовал, где можно было купить хорошую мануфактуру. Именно тогда Александр Кожевников особенно сдружился с лавочником Василием Михайловичем Нелюбиным: они и жили поблизости, примерно в двух кварталах друг от друга.

У Кожевникова был хороший слух и голос, не зная ни одной ноты, он мог подобрать на гармонике любую мелодию. К нему и обратился в смутное время гражданской войны лавочник Василий Нелюбин, решивший покинуть город с отступавшими частями Народной армии, с просьбой сохранить рояль, что стоял в его доме. Об этом инструменте Василий Нелюбин говорил, что его купил в 1848 году от уезжавших Чайковских его отец, Михаил Нелюбин, и передал по наследству сыну. Видимо, в это смутное время Василий Михайлович только Кожевникову мог доверить своё главное сокровище – и Александр Николаевич не подвёл.

Для перевозки рояля из одного дома в другой, по словам дочери, Александром Николаевичем была продумана «хитрая операция». «…Чтобы не вызывать лишних вопросов, приготовили подводу, много рогожи и со своим соседом и его сыном, взяв лошадь под уздцы, отправились к дому Нелюбина. Вдали уже были слышны выстрелы. Подъехав к дому, подкатили рояль к дверям, а тот в двери не проходит. Соседи – помощники предлагали перевернуть его, да быстрее и вытащить… Но отец ни в какую, вещь хрупкая, только бережно, только аккуратно… Кое–как на тачке втащили, погрузили на лошадку, укутали рогожами и поехали домой… В ближайших домах все попрятались, на улице никого, слышна перестрелка, а они рояль везут… Договорились между собой, что если кто спросит, везут старую брошенную мебель на дрова… А «мебель» постанывает, это струны «плачут», хозяина вспоминают…».

Деревянный, двухэтажный дом Кожевниковых, расположенный на углу Воробьёвой улицы и Кладбищенского переулка – типичный дом мастерового Воткинского завода, – был просторным: зала, спальня, кухня, на первом этаже швейная мастерская. Для рояля выделили почётное место в углу зала.

Как Азину новую шинель шили

11 июня 1919 года 28–я стрелковая дивизия, которую называли Азинской, по имени командира В.М. Азина, заняла Воткинск. Штаб Азина расположился неподалёку от дома Кожевниковых, в следующем квартале, на углу Ерёминой улицы и Кладбищенского переулка.

Обратимся опять к воспоминаниям Тамары Александровны: «Когда Азин расположился в штабе, очень скоро он узнал, что рядом дом хорошего портного (моего отца), видимо, кто–то донёс. И утром (вероятно, это было 12 июня) он был у дома Кожевниковых. На нем была надета тёплая чёрная бурка (об этой бурке, которую он носил даже летом, сохранились многочисленные воспоминания очевидцев), рядом стоял ординарец. Постучавшись, он зашёл в дом и сказал, что хотел бы заказать шинель. Видимо, разведка доложила, что Кожевников справится с этой задачей особенно хорошо. Отец предложил Азину войти в дом, провёл его в мастерскую, снял мерки. Азин продолжал терпеливо ждать, к нему с донесениями приходил ординарец, здесь же они что–то обсуждали. А потом Азин, спросив разрешения, поднялся наверх, в залу. Мама, Александра Алексеевна, поставила самовар, стала угощать гостя чаем. Как вспоминал Александр Николаевич, очень боялись, как бы всё в доме не разнесли красноармейцы, они имели обыкновение брать без спроса любую вещь, что понравится… Но Азин приказал даже в доме не шуметь и по сундукам не шарить… Находился в доме долго, до вечера, пока шла работа… К ужасу родителей, когда в доме не было красноармейцев, которым командир дал какие–то поручения, он стал рассматривать залу и обратил внимание на рояль… Открыл крышку, стал «перебирать клавиши», стал напевать «Вихри враждебные веют над нами…», сказал, что это правильная революционная песня «Варшавянка», а затем спросил отца о появлении инструмента… Возникла пауза… Кожевников не знал, что ответить… «Привёз от лавочника – тот враг, заработал деньги и купил сам рояль, значит, и сам буржуй…». Но Азин допытываться не стал, отметил, что хороший портной – профессия уважаемая и нужная трудовому народу, а что рояль в доме стоит, так это хорошо… Война закончится, у всех рояли будут… И засмеялся… Потом подумал и написал какую–то бумагу, которая долго хранилась в семье, где было сказано, что А.Н. Кожевников купил рояль на трудовые деньги и изъятию не подлежит».

Эта бумага пригодилась много раз, когда в дом к Кожевниковым приходили представители новых властей. «Уплотняли» владельцев домов, излишки площади передавали созданному в Воткинске в 1924 году ЖАКТу. Но «азинская» бумага и тут выручила Кожевниковых, их не коснулось «уплотнение».

Передайте в музей

Тамара Александровна хорошо помнит, что в 1933 году к ним в дом постучался какой–то пожилой человек, он негромко назвал имя Кожевникову, открывшему ему ворота. После этого гостя пригласили в дом, напоили чаем и повели в залу, где стоял рояль. Он бережно приподнял крышку инструмента, коснулся клавиш и заплакал… Это приехал на родину из Семипалатинска, куда его «загнала» судьба, как он рассказал о себе, Василий Нелюбин. Убедившись, что рояль в хорошем состоянии, он смущенно спросил – не купит ли его Александр Николаевич для своих дочерей? «У меня сейчас и своего дома нет, … снимаю угол в Семипалатинске, рояль уж там совсем ни к чему…». Кожевников сказал, что, как обещал, он рояль сохранил, но вещь дорогая и у него нет таких денег, чтобы заплатить за него. Нелюбин помолчал и сказал: «Значит, так тому и быть, пусть останется в Воткинске, когда время придёт, при твоей жизни или при детях уже, отдай его в музей… Рояль отец купил у горного начальника Чайковского, это ценность великая…». Больше Нелюбин в Воткинск не приезжал.

Дочери, Тамара и Алевтина, унаследовали от своего отца и сам инструмент, и любовь к музыке. Вот только историю появления рояля «Вирт» в доме не рассказывали никому, Александр Николаевич Кожевников умер после войны в 1949 году, перед смертью наказав дочерям, чтобы исполнили волю Нелюбина и, когда придёт время, непременно передали рояль в музей. Алевтина Александровна выполнила волю отца.

Так уж случилось, что старинный прямострунный рояль «Вирт» из коллекции музыкальных инструментов музея объединил «гения места» города Воткинска Петра Ильича Чайковского и начдива Владимира Мартиновича Азина, одного из активных антигероев или героев (на этот счёт до сих пор нет единого мнения) гражданской войны.

Алла КАРПЕЕВА

 

Комментарии

Modest аватар

Modest
1 Июль, 2018 - 16:30

опять прокоммуняцкие силы отмазывают кровавых палачей и людоедов таких как Вольдемар Азиньш.



Отправить комментарий


Новости Ижевска
Новости Можги
Новости Сарапула
Новости Глазова
Новости поселка Ува
Новости поселка Малая Пурга
Новости поселка Ува
Новости поселка Игра
Новости города Чайковский