«Мы готовим лекарей и пекарей, но не готовим родителей»

В традиционной рубрике «Планёрка» кресло главного редактора «Удмуртской правды» на час заняла Ольга Авдеева, уполномоченный при Главе Удмуртской Республики по правам ребёнка. В этой должности она с 2010 года – после 33 лет педагогической деятельности. Журналисты «УП» получили новое редакционное задание и узнали, как вернуть уважение к учителю, почему современные дети больше подвержены депрессии и как предотвратить детское насилие.

Энвиль Касимов: Последние 9 лет вы занимаете должность уполномоченного по правам ребёнка. Как вы самоопределяете себя в жизни?

– Прежде всего, я всё-таки учитель. Как говорят, бывших не бывает. У меня очень интересная, на мой взгляд, судьба: в 8 лет я пришла в школу № 45 Ижевска и вышла из неё только в 48 лет. Сначала я села за парту этой школы, потом на место учителя, завуча и завершила там свой путь в кресле директора. Из 33 лет педагогического стажа 13 лет я проработала директором школы. В начале моего профессионального пути зарплата учителя начальных классов была очень низкая – 60 рублей. Но педагогов не хватало, поэтому в виде исключения мне было предложено место учителя, но при условии скорейшего получения педагогического образования. В июне я получила аттестат об окончании школы, а 1 сентября уже была учителем 2 класса.

– Существует профессиональная деформация учителя?

– Конечно. Учитель всегда всех учит. И учителей можно сразу узнать в толпе – это определённый стиль в одежде, особый взгляд и всегда оценка какого-либо действия. Но мне хочется думать, что я несколько иная…

Игорь Егоров: В советские годы был опыт создания педагогических классов. Существует ли сегодня такая практика?

– Сейчас я такой практики не знаю. К сожалению, сейчас профессия учителя не пользуется спросом у молодёжи. И отношение к учителю очень изменилось. На это повлиял кризис семейных отношений, изменились дети. Учителям, которые начали работать в 80-90-е годы, очень сложно перестроиться на современных родителей. А молодёжь, которая, возможно, смогла бы это сделать, не идёт в школы, потому что это очень сложно. Многие профессиональные педагоги уходят только из-за того, что не выдерживают конфликтных ситуаций с семьями. Вопросы, касающиеся конфликтов в школах и детских садах, по количеству обращений в мой адрес занимают 2-3 место.

Энвиль Касимов: Что нужно сделать, чтобы вернуть уважение к учителю?

– Нужны меры, которые будут приняты на государственном уровне. Уважение к учителю не может быть без достойной зарплаты. О каком качестве может идти речь, когда учителю сегодня приходится работать в двух классах в разных школах? В итоге мы получаем измотанного и эмоционально выжатого человека. Кроме этого, нужно обязательно пересмотреть курс подготовки педагогов. Сегодня учителя приходят в школы с теми же навыками и знаниями, которые получили мы 20 лет назад. Мир стремительно меняется, и нужно уметь работать с новыми детьми.

– Как изменились дети с начала вашей работы в школе?

– Ребёнок другой, потому что семья другая. Раньше было бесспорное уважение к учителю. Мы воспитывали детей так: всё, что ни делает учитель, – правильно. Даже если мы понимаем ошибки педагога, мы всё равно не будем осуждать его при ребёнке. А если в семье не уважают учителя, то и отношение ребёнка будет соответствующим.

Анна Вардугина: Какими вы видите нынешних тинейджеров?

– Ребята разные и нельзя всех равнять под одну гребёнку. У нас сейчас создан детский парламент при уполномоченном по правам ребёнка. В его состав входят одни из самых активных, целеустремленных детей со всей республики. Они знают, чего они хотят и как этого добиться. В юном возрасте они уже достаточно серьёзно задумываются о карьере. И это их явное отличие от предыдущих поколений.

Игорь Егоров: В российских школах ввели школьную форму, а существует ли дресс-код для учителей?

– На том уровне, на каком введена школьная форма, нет. Но я видела примеры разных школ, где встречала учителей в униформе. И это отнюдь не одинаковая одежда, а разные сочетания предметов гардероба из единой ткани. Такие вопросы решаются на уровне школы.

Надежда Бондаренко: С какими вопросами к вам обращаются чаще всего?

– Первое место занимают вопросы, касающиеся семьи, – это меры социальной поддержки, разводы родителей, определение порядка общения с ребёнком, асоциальное поведение родных.

Анна Вардугина: Существует сезонность обращений? Впереди лето, когда дети более свободны…

– С прошлого года мы запустили в республике акцию «Безопасное детство». Мы принимаем сигналы обо всех местах, которые представляют опасность для детей. Работаем вместе с отцовским патрулём: контролируем места массового отдыха. Отмечу, что до акции у нас было 27 обращений по детской безопасности в течение года, а в прошлом году к нам обратились уже 143 раза.

– Вы находитесь в одной связке с органами опеки и правоохранительными органами. Какую роль выполняете вы?

– В первую очередь, уполномоченный выполняет координирующую функцию. Например, специалисты республиканской психиатрической больницы обращаются ко мне после встречи с ребёнком – жертвой сексуального насилия. Девочка закончила первый класс, а в отношении неё были сексуальные домогательства от подростка 14 лет. Мама отказалась сообщать в правоохранительные органы, поэтому специалист больницы обратилась ко мне. А дальше уже мы работаем вместе с другими органами.

Сейчас этот ребёнок попадёт в список нуждающихся в психологической помощи. К сожалению, очень часто родители отказываются от оказания помощи своим детям в таких ситуациях. Не хотят предавать случившееся огласке. Но не нужно забывать, что тут речь идёт о психологических отклонениях и 14-летнего ребёнка и, возможно, ему ещё больше нужна помощь.

Ежегодно в республике совершается около 700 преступлений в отношении детей. Среди них половина – насильственные преступления, другая половина – злостное уклонение от уплаты алиментов. При этом общее количество преступлений в отношении детей снижается, а фактов сексуального насилия становится всё больше.

Надежда Бондаренко: Такая статистика из-за замалчивания?

– Эти преступления носят латентный характер. Они скрываются, и на самом деле эта цифра не отражает реальной ситуации. К тому же ежегодно растёт количество преступлений в отношении мальчиков. Есть неофициальное мнение, которое подкреплено фактами следственных органов, что если мальчик подвергся сексуальному насилию в детстве и ситуация не была отработана специалистами, то он рискует впоследствии сам превратиться в педофила. Чаще всего такие преступления совершают мужчины-сожители. Очень важно не скрывать произошедшее и говорить об этой проблеме.

Анна Вардугина: Вы отметили недостаток высококвалифицированных специалистов, способных работать с детьми-жертвами. Решается ли как-то этот вопрос?

– У нас создана служба оказания помощи детям – жертвам насилия. Сейчас она находится в Республиканской клинической психиатрической больнице. Но мы понимаем, что это не совсем правильно, потому что само название учреждения пугает людей. Но два детских специалиста (единственных в республике) работают именно там.

Мы тесно работаем с главврачом этой больницы Юрием Георгиевичем Каменщиковым. В каких-то тяжёлых случаях он направляет своих специалистов работать с населением. Но этого критически мало.

Энвиль Касимов: Насколько сегодня ребёнок подвержен депрессии? Это самое прогрессивное и депрессивное поколение, хотя ещё несколько десятков лет назад у детей даже игрушек не было…

– На самом деле нынешнему ребёнку очень тяжело. Влияние соцсетей, постоянное «накачивание», что нужно жить богато, дорого, ездить на определённой марке машины, жить на вилле, выйти замуж за миллионера. Установки даются 24 часа в сутки: в соцсетях, телевизоре, друг другу. Какую нужно иметь психику, чтобы не поддаться этому влиянию? Поэтому когда что-то не получается (а это нормально), ребята просто не выдерживают.

– Одна из бед, как вы сказали, соцсети. Самое страшное, когда через них детей вербуют в террористические организации или секты. Что делать родителю, чтобы не потерять ребёнка?

– Об этом мы часто говорим с родителями. Нужно быть близким человеком для ребёнка, сделать так, чтобы дети доверяли, знать, чем они интересуются, с кем дружат и что их беспокоит. Но это только сказать легко. Если всего этого не было с самих ранних лет, то добиться такой близости очень сложно. Есть много примеров мам, которые рассказывают, что у них с дочерью или с сыном полное доверие. И за эту семью можно быть спокойным. Ведь почему подростки идут в непонятные организации? От невнимания. Они хотят быть услышанными и, увы, находят «близких» людей там.

К сожалению, мы готовим пекарей и лекарей, но не готовим родителей. Быть родителем – это труд, особая профессия. И этому нужно постоянно учиться.

Игорь Егоров: Имеете ли вы возможность участвовать в законотворческой деятельности?

– Мы не имеем права участвовать в законотворческой деятельности, но мы выходим с предложениями в министерства. В прошлом году, например, инициировали дополнение в закон о запрете нахождения детей в кальянных. И сейчас, после создания республиканского Совета отцов, появилось совместное предложение – рассмотреть возможность запрета продажи алкогольной продукции по воскресеньям.

Энвиль Касимов: Книги читать успеваете?

– Стараюсь, но очень много приходится читать нормативно-правовой литературы – акты, документы и обращения граждан, а иногда это бывают трёхтомники…

УП вопрос

Вопрос от предыдущего гостя «Планёрки», 13-летней Вари Никитиной:

– Чего не хватает Ижевску, чтобы стать культурной столицей?

– Я бы подумала над тем, какие могли бы ещё появиться детские объекты в городе, которые бы воспитывали именно культуру ребёнка. Ижевску нужно больше театров. Мы со своим внуком за полгода посмотрели все постановки Театра кукол, дальше в планах – в Национальный театр Удмуртии, а что потом? Хотя нужно отметить, что город меняется, но по сравнению с другими регионами нам ещё есть куда расти.

И другая проблема – доступность. Сейчас мало кто сможет позволить себе купить новую книгу или сводить всех детей в театр или цирк. Следующего гостя редакции я бы спросила: что нужно сделать, чтобы дети были счастливыми?

УП задание

– У меня есть одно важное пожелание – пишите на страницах газеты о благополучных семьях. В СМИ очень много скандальных историй, но очень мало внимания уделяется хорошим примерам и роли семьи в обществе. Мы должны знать, на кого равняться.

 

Комментарии

Комментариев пока нет...

Отправить комментарий


Новости Ижевска
Новости Можги
Новости Сарапула
Новости Глазова
Новости поселка Ува
Новости поселка Малая Пурга
Новости поселка Ува
Новости поселка Игра
Новости города Чайковский