«Сел в 20, выйду в 30»: как молодые люди становятся закладчиками наркотиков

Портрет осуждённого за сбыт наркотиков в последнее время меняется — всё чаще это дети из вполне благополучных семей, замечают эксперты. Корреспонденты RT встретились с несколькими бывшими кладменами, которые отбывают свои сроки в исправительной колонии. Почему молодые люди идут на преступление, как их вербуют дилеры и кто в итоге виноват — в репортаже из Ижевска.

«Ребёнок никогда не исчезал. Всегда звонил сообщал, где он. А тут уже целые сутки как пропал. Телефон выключен. И ни девушка, ни друзья его ничего не знают. И одна мысль: главное, чтобы был жив», — начало своего ада все матери описывали примерно одинаково. Страшное неведение прерывается иногда лишь на третий день. Как правило, звонком назначенного государством адвоката, который сообщает, что сын — наркодилер, задержан за сбыт запрещённых веществ в крупном размере. Грозит минимум десять лет заключения. 

«Когда сына задержали в октябре 2017 года, ему было 19 лет. Учился на втором курсе иняза при Удмуртском госуниверситете. Ну где он — и где сбыт наркотиков!» — вспоминает Вера, мать П. из Ижевска. И тут у всех родителей мысли одинаковы: от «это какое-то недоразумение» до «подставили-подбросили». «Мой ребёнок не мог!» — звучит в голове. А дальше они встречаются с ребёнком в изоляторе временного содержания или уже в суде при назначении меры пресечения. И испытывают новый шок. Ведь оказывается, что всё это правда. Сын признаётся родителям: пытался подзаработать денег в качестве курьера-закладчика. «Но почему? Он ведь сам никогда не употреблял! Как такое могло случиться?!» — ответы на эти вопросы мы попытались найти вместе с родителями. 

Канал сбыта.

Сколько таких закладчиков? Судя по масштабам наркомаркетинга, только в 700-тысячном Ижевске их должны быть сотни. При этом Ижевск для репортажа выпал совершено случайно — картина по всей стране примерно одинакова. Даже в столице. 

Работа курьера-кладмена якобы проста: взять оставленную заранее мелкооптовую закладку, расфасовать, разложить по району и прислать в магазин фотографии с координатами. Вербовка закладчиков помимо прочего идёт и с помощью объявлений-трафаретов. Но вот о том, чем может грозить такая работа, в объявлениях не пишут.

Вооружившись баллончиками краски, вместе с волонтёрам ижевского отделения всероссийского движения «Стопнаркотик» мы идём в рейд по закрашиванию рекламы. 

«Сегодня работаем в Индустриальном районе — жители улицы Кунгурцева сообщили, что там несколько дней назад появилось около трёх десятков трафаретов», — на ходу объясняет руководитель отделения Владимир Панин. 

Впрочем, когда мы прибыли на место, большая часть надписей оказалась замазана коммунальщиками. Оставшиеся уничтожили мы. Увы, ненадолго — через несколько дней они появятся снова.

Позже, гуляя по городу и присматриваясь, я обнаружил наркотрафареты по всему Ижевску — не только во дворах, но и даже на центральных улицах. Например, прямо рядом с главной местной достопримечательностью — Музеем Калашникова. Ещё раз замечу, Ижевск тут не уникален — в центре Москвы можно встретить такую же рекламу нелегальных ресурсов. 

«Я не палач, а только точу топор»

Просторная квартира с евроремонтом в новом доме. У П. отдельная комната: фотообои с ночным городом, стильный компьютерный стол, приятные книги, портрет Цоя, на полу гантели и сумка с учебниками. На широкой застеленной кровати развалился огромный рыжий британский кот Алекс. Мама — экономист, неплохо зарабатывает. Учёба в инязе, два языка. В планах дипломатическая карьера. Никакой дурной компании — все друзья из приличных семей, студенты.

«Это всё из-за его новой девушки, — спустя уже полтора года после задержания П. его мама хоть и смахивает слёзы, но держится спокойно. — Она мне не понравилась. И когда они решили жить вместе, сказала, что к нам не пущу. А девушка требовала от него снять квартиру. Кольцо хотела. Раскручивала на какие-то подарки, развлечения. А ведь понимала, что он студент. Как только его арестовали, сразу исчезла, даже не звонит». 

Исправительная колония №5 (ИК-5), где сидит П., — в городе Сарапуле в 60 км от Ижевска. Это зона строгого режима. Сюда отправляют первоходов, осуждённых за тяжкие преступления. Закладчики сидят вместе с убийцами, насильниками. 

Несколько лязгающих дверей-решёток — и мы на территории за забором с колючей проволокой. Проходим через жилую зону, разбитую сеткой на секторы отрядов. Как раз в этот момент у осуждённых заканчивается прогулка — люди в чёрных робах вышагивают туда-обратно по голому асфальту внутри огороженных площадок примерно 10 на 10 м. 

Интервью с П. состоялось прямо на его рабочем месте в банно-прачечном комплексе. Студент иняза (П. официально находится в академическом отпуске) на швейной машинке ремонтирует постельное бельё и одежду. 

Продолжение https://russian.rt.com/russia/article/646973-narkotiki-zakladki-nakazanie

 

 

0
Ваша оценка: Нет

 

Отправить комментарий


Новости Ижевска
Новости Можги
Новости Сарапула
Новости Глазова
Новости поселка Ува
Новости поселка Малая Пурга
Новости поселка Ува
Новости поселка Игра
Новости города Чайковский