admin аватар

Уральский город-завод нельзя представить без храма на предзаводской площади у плотины. Иногда такие храмы перерастали в полноценные соборы городского типа. С основанием церкви именно на этом месте связана легенда, развивающая традиционный для вятского, удмуртcкого края мотив противостояния язычества и православия. Легенда была изложена протоиреем Благовещенского собора А.И. Чернишевским: «На холме, где Благовещенский собор, у них (вотяков) был чум, т.е. крепкий с полом и потолком амбар, где хранили сенокосные орудия, провизию, мед из бортей. Здесь, по сказанию стариков этой деревни, за десять лет до основания завода по временам начали они слышать гул, как бы от звона в колокол, чего прежде ни было. То вотяки начали толковать, что здесь будет некогда церковь христианская и сокрушит их чтилища, где так удобно было им приносить жертвы Кереметю» (ВЕВ, 1863, №2, с.588). Грамота на будущую церковь была подписана епископом Казанским Гавриилом 19 февраля 1759 года, 16 декабря 1759 года управитель А.С. Москвин возглавил все заводское строительство в данном регионе. А освятили его уже 15 октября 1760 году. Освящена же она во имя святого Димитрия, митрополита Ростовского (1651-1709). Он был канонизирован Русской Православной Церковью всего за три года до того. Судя по всему, именно в Воткинске возник один из первых Дмитровских храмов. Первая церковь в поселке – Дмитриевская - была деревянной. Послужила постройка 14 лет, пока не была сожжена и разграблена, войсками Емельяна Пугачева. Храм стоял посреди поселка, на месте, занимаемом ныне центральной площадью города. В 1764 было разрешено построить новую придельную тепловую церковь – Дмитровскую с Благовещенским пределом. В июне 1774 года храм был разграблен пугачевскими войсками. 14 мая 1775 года по прошению главного командира Гороблагодатских и Камских заводов полковника Акима Обольяновича была выдана храмозданная грамота на «новую деревянную церковь». Эта же церковь была освещена в 1775 году. Но и ей не довелось долго стоять. Население заводского поселка росло, и маленькая церквушка не могла вместить всех пришедших на богослужение, но и кроме вмещаемости у храма прогнила крыша, и дождь проникал внутрь. 28 сентября 1810 года шесть заводских служащих (в том числе художник Яков Дудин) ходатайствовали перед властями: «Надо на ее месте строить каменную церковь». Вскоре мешавшая строительству обветшавшая деревянная Дмитровская церковь была перенесена на нагорное кладбище, где была перестроена и в 1820 году переосвещена во имя Преображения Господня. В ноябре 1811 года священник Василий Георгиевич Блинов (1782-1846), приехавший из Ижевска, был инициатором строительства. Став с 1812 года благочинным и протоиреем, он особенно энергично добивался возведения каменного храма, приличного для большого города-завода. Поэтому в 1816 году на ее месте начали возводить обширный Благовещенский собор. Для этой цели вычитали из заработка заводских рабочих пять копеек с рубля каждый месяц. Были и частные пожертвования. К 1819 году храм, кроме колокольни, был возведен. В декабре 1818 года протоиереем Василием Блиновым по благословению епископа Вятского Амвросия освящен правый придел во имя святителя Николая Чудотворца, а 19 апреля 1819 года – левый придел во имя святителя Димитрия Ростовского. Отливкой большого благовестного колокола занимались рабочие колокольного завода в Елабуге. Колокол весил 129 пудов 17 фунтов, доставили его 6 января 1818 года. Позднее, после появления большого колокола весом в 388 пудов, данный колокол стал считаться поминальным. В колокола для красоты звона было добавлено серебро, колокольный звон в дни богослужений доносился до деревни Болгуры, что в 15 км от храма. Для окончательного устройства главного храма и колокольни не было средств, только в 1827 году, собравшись с силами, смогли приступить к устройству иконостаса и украшению храма. Иконы для иконостаса писал член Императорской Академии художеств, учитель рисования казанской гимназии художник Алексей Тимофеевич Винокуров. Ему было поручено написать 48 образов. Особенностью внутреннего убранства храма стали копии с известных икон и картин знаменитых художников на религиозные темы: иконы «Троица» кисти Рублева, полотен «Христос в пустыне» Крамского, «Явление Христа народу» Иванова, фрагментов «Тайной вечери» Леонардо да Винчи… Главный Благовещенский храм был завершен (без колокольни) в 1828 году. 29 июля 1828 года архиепископ Вятский и Слободской Кирилл в сослужении ректора духовной семинарии архимандрита Иеронима и собора священников освятил престол в честь Благовещения Пресвятой Богородицы на мощах великомученика и целителя Пантелеимона, часть которых была вложена в оловянный ковчежец в крест под престолом. Колокольня же оставалась незаконченной. На рисунках В.А. Жуковского, посетившего Воткинск в 1837 году в свите великого князя Александра Николаевича (будущего императора Александра II), хранящихся в Музее-усадьбе П.И. Чайковского, видно, что работы еще продолжаются. Окончательно колокольня была достроена в 1839 году архитектором Василием Никифоровичем Петенкиным: он фактически создал центр города, чей облик и к настоящему времени изменился не так уж сильно. Постепенно Благовещенский собор, как крупное культовое сооружение, стал испытывать потребность в росте и изменении отдельных своих элементов. Например, в 1841 году был переоборудован заново иконостас правого приделам с переосвящением во имя иконы Владимирской Богоматери. Это было связано с массовым поклонением ей. Престол святого Николая Мирлийского перешел чуть позже в церковь «Николы на ключах». А в 1844 году был перестроен главный иконостас, и его снова освятили 22 февраля 1845 года. 1845 года в зимний период бывало холодно и сыро, потолки начали портиться и архитектор А.Е Шабунин предложил перестройку собора. 11 июня 1854 года было получено благословение епископа Вятского Елпидофора на перестройку собора. 17 июля 1859 года новый вариант перестройки и расширения Благовещенского собора был одобрен Департаментом рассмотрения проектов и смет в Петербурге. Собор был и своеобразным очагом культуры. Он воспитывал народ в духе непреходящих ценностей. Протоиереи и рядовые священники здесь были людьми глубоко преданными этой идее. Среди них были проповедники, законоучители в школах, миссионеры, участники диспутов. Более половины городских и сельских школ были церковно-приходские, то есть содержавшиеся иждивением церкви и собор наш занимался их патронированием... ...Глубокую, добрую память у воткинцев старшего поколения оставил соборный хор. Он пользовался доброй славой далеко за пределами Воткинска (в Вятке, Перми, Уфе). Постоянный штатный состав его певчих был невелик, около 20 человек, но в него входило очень много любителей церковного пения из числа рабочих и служащих завода. Как известно, на Руси очень любили церковное пение и из массы желающих регенты всегда могли подбирать отличные ансамбли. Такой хор в его воскресном или праздничном составе был очень хорош. Послушать его в такие дни приходило много людей, в том числе и атеистов, иноверцев, людей, равнодушных к религии. Всем им слушание такого хора доставляло огромное эстетическое удовлетворение. Последним регентом хора был Давыдов Григорий Дмитриевич, очень хорошо известный и любимый в Воткинске человек. Он долго работал на заводе начальником цехов и лабораторий, преподавателем в маштехникуме, руководителем многих хоровых и музыкальных коллективов. Регентом соборного хора он был с 1923 года до закрытия собора в 1929 году. Работая регентом, он проявил себя незаурядным педагогом и организатором, постоянно искал людей одаренных хорошими голосами среди мужчин и женщин, много занимался с ними сам, приглашал для них учителей пения. Много лет спустя, уже после закрытия собора, до Великой Отечественной войны, мы, молодежь первых пятилеток, восторженно принимали на своих концертах и вечерах бывших воспитанников соборного хора, учеников Давыдова. Таких как Домнин, Гилев, Белокрылов, Любимов и другие, а также певиц Брисову, Колеватову, Давыдову, Шерстобитову, и нашего любимого воткинского "соловья" Лизу Вавилову, неоднократно награжденную на областных концертах за прекрасное исполнении алябьевского "Соловья"... ...Глубокий след в памяти современников оставила художественная роспись интерьера собора. Выполняли ее, по сведениям Луппова П.Н. (священник Благовещенского собора с 1906 по 1915 гг., законоучитель воткинского Кирилло-Мефодиевского земского училища - ред.), крепостные художники помещиков-меценатов, вольнонаемные художники и ученики Московской Академии художеств. Сюжетами росписи были изображения святых, Священного писания, а некоторая часть была представлена копиями картин знаменитых художников на религиозные темы. Этих картин было немного, около 3-х десятков, но они были очень продуманы, подобраны - в целом они иллюстрировали главнейшие элементы христианской религии. Это были, например, всемирно известные «Троица» Рублева, «Христос в пустыне» Крамского, «Явление Христа народу» Иванова, фрагменты из «Тайной вечери» Леонардо да Винчи - Иуда с его сребрениками и ряд других. Картины эти производили сильное впечатление. Например, уже после закрытия собора, когда сломали стены алтаря, стала видна на одной из стен картина «Голгофа» - место распятия Христа. Она хорошо смотрелась с улицы Мира от здания бывшего маштехникума. Там постоянно стояли люди, в раздумье смотревшие эту картину... Законоучители старших классов гимназий и технического училища приводили в собор своих учеников посмотреть, познакомиться с этими картинами, побеседовать о них. Это был глубокий педагогический прием, который долго помнили. Использованы материалы Е. Шумилова, доктора исторических наук, профессора Удмуртского государственного университета.

Порядковый номер статьи: 
1


Новости Ижевска
Новости Можги
Новости Сарапула
Новости Глазова
Новости поселка Ува
Новости поселка Малая Пурга
Новости поселка Ува
Новости поселка Игра
Новости города Чайковский