опрос политэмигрантов

Слухи

2000 Борис Березовский, опальный олигарх
«Я узнал, что прокуратура собирается объявить меня в федеральный розыск, осенью 2000 года, находясь во Франции. Одной из первых, с кем я посоветовался, возвращаться или нет, была вдова академика Сахарова, Елена Боннэр. Она сказала, что бороться с авторитарными режимами на свободе получается эффективнее, чем в тюрьме. Ее мнение стало для меня решающим».
2004 Павел Ивлев, адвокат
«Когда летом 2003-го началась атака на ЮКОС, я, как адвокат компании, наблюдал все, находясь рядом с клиентами. Спустя год ситуация стала накаляться и вокруг нашего адвокатского бюро. Сперва в офис пришла налоговая проверка, инициированная прокуратурой. Осенью 2004-го нагрянули «маски-шоу», причем обыскивали без санкции суда. Начали допрашивать сотрудников, я был с ними в качестве адвоката. На второй день следователь Ратмир Хатыпов собрался допрашивать меня. Я отметил, что это незаконно, так как я выступаю в роли адвоката, а он сказал: «Значит, будем нарушать закон» – и добавил, что, если начну уходить в несознанку, у него есть полномочия задержать меня прямо сейчас. Два раза мне объяснять не надо. Я вышел из прокуратуры, доехал до офиса, посмотрел расписание самолетов и улетел в Киев. Уже восемь лет живу в США, стал гражданином этой страны, но вернуться в Россию хочу и делаю для этого все, что от меня зависит».
2008 Евгений Чичваркин, бывший совладелец «Евросети»
«В какой-то момент мне показалось, что следователь чересчур настойчиво пытается вручить мне повестку. Причем до этого он был достаточно аккуратен и вел себя вполне корректно. Теперь же стал намекать, что у него есть «расширенные права», то есть некая «лицензия» на осуществление незаконных действий. Я сразу оценил уровень опасности и решил, что при таком раскладе встречаться с ним слишком рискованно. Так что отъезд был единственным выходом».
2011 Юрий Моша, предприниматель
«В Новороссийске у меня был крупный бизнес – 53 объекта недвижимости. Проблемы начались, когда я создал Гражданское собрание города. Партии власти не понравилась моя политическая инициатива. Посыпались угрозы. Взорвали машину жены. Потом позвонил заместитель начальника УВД Василий Шкидюк и по-дружески предупредил, что я могу потерять все. Он оказался прав: через некоторое время на меня завели дело. В ущерб вменяли только 1 млн рублей, но арестовали все имущество на десятки миллионов долларов. Я собрал минимум вещей, уехал на неделю в Кисловодск, а оттуда через Белоруссию в Штаты. Вот так я потерял бизнес, который строил 16 лет, и родину, которую люблю».

Просмотров: 381
 

Комментарии

Комментариев пока нет...

Отправить комментарий


Новости Ижевска
Новости Можги
Новости Сарапула
Новости Глазова
Новости поселка Ува
Новости поселка Малая Пурга
Новости поселка Ува
Новости поселка Игра
Новости города Чайковский