Основной вопрос. О воде без романтического флёра

Телекомпания «ВТВ» и газета «ВТВ плюс» начинает новый проект под названием «Основной вопрос». В рамках этого проекта мы будем задавать самые актуальные вопросы тем, кто имеет возможность, и даже должен принимать решения, способные оказать влияние на жизнь в нашем городе. Первым нашим собеседником стал директор МУП «Водоканал» А.М. Курушин. Согласитесь, проблема обеспечения населения качественной питьевой воды с каждым годом только обостряется.

- Анатолий Михайлович, руководить предприятием, снабжающим водой стотысячный город, - сродни судьбе камикадзе, поскольку не знаешь, где и в каком объеме в очередной раз произойдет авария. Вы согласны с этим мнением?

- Не все так страшно. Я считаю, что авария – это когда город на 2-3 дня остается без воды. Да, у нас больше 200 км сетей холодного водоснабжения и канализации, причем сети старые, некоторые лежат под 40 лет. И зима в этом году была холодная, такой не было уже лет 30. Грунт промерзает, а потом начинается движение, и где особенно слабые трубы, там и рвутся. Но стараемся устранять порывы быстро, хотя бывает и неделю, и две ремонтируем, потому что земля в этом году промерзла до 2 метров 30 сантиметров, и не всегда вода выходит на поверхность в том месте, где произошла авария.

- Неужели технологически невозможно прокладывать так, чтобы не промерзало?

- В принципе, по новому СНиПу надо класть трубы на глубину 2,3 метра, по старому норма была на 2-2,2 м. В этом году под дорогами очень много промерзло, в частном секторе, где различные организации прокладывают водопроводы не на должную глубину. Отогреть их пока невозможно.

- Если отвлечься от сезонных перипетий, какие бы вы отметили основные проблемы в работе вашего предприятия?

- Основных проблем две. Во-первых, очень старые сети: износ водопроводных составляет 88%, канализационных 86%; во-вторых, большие неплатежи, и с каждым годом они растут. Мы теряем деньги, на которые могли бы планово заменять водопроводные сети, оборудование.

- Кто вам больше должен - предприятия или население?

- На сегодня нам должны около 43 миллионов, мы - 21 миллион рублей. Большая задолженность по ТСЖ, по управляющим компаниям, по Коммунальным теплосетям, поскольку с этого года мы уже официально продаем им воду для нужд теплоснабжения. Городской бюджет тоже должен, но там, вы сами знаете, что ситуация напряженная.

- Какие-то меры с вашей стороны предпринимаются, чтобы снизить задолженность?

- Подаем иски в арбитражный суд, больше на сегодня никаких мер нет. Мы не можем на каждого неплательщика из числа физических лиц подать в суд, потому что у нас договора с ТСЖ или управляющим компаниями, а уже они заключают соглашения с конкретными водопотребителями. Поэтому судимся с этими организациями.
- То есть вам сложнее стало взыскивать долги?
- Раньше была Городская служба заказчика, с которой у нас был заключен договор. Разумеется, с одним контрагентом работать проще. Теперь у нас договора заключаются по каждому дому отдельно. Прежде отчисления шли напрямую – заплатил человек за воду, и деньги приходят к нам, за электричество – в электросети и т.д., сейчас деньги поступают на счет ТСЖ или управляющей компании, и они уже думают, кому заплатить в первую очередь. В результате неплатежи растут до 15% каждый месяц. В деньгах мы недополучаем ежемесячно 1,5-2 миллиона рублей.

- И все же, при том износе сетей, о котором вы говорили в начале, я думаю, эти 15% не в состоянии радикально решить проблему, денег надо существенно больше.

- Оцените, мы за год теряем 15-20 миллионов рублей при обороте предприятия в 10-11 миллионов в месяц. Для нас это очень большие деньги. По тому состоянию, которое есть, мы должны 5-10% сетей менять в год, а реально меняем 0,2%, тогда они будут нормально содержаться. Те средства, о которых мы говорим, могли бы существенно улучшить ситуацию.

- Городская Дума на протяжении двух лет утверждала инвестиционную составляющую в тарифе на водоснабжение. Это не помогло предприятию?

- В принципе, нет. Инвестиционная программа была бы хороша, если бы средства напрямую шли на определенные цели. Дали бы нам, скажем, 5 миллионов на замену магистрального водопровода по улице Мира, мы их все освоили, отчитались. А в итоге денег недополучаем, но по инвестиционной программе должны их истратить, нам прописан миллион и мы должны его освоить. В результате приходится где-то забирать, а где-то не хватает в итоге

- Ну а если посчитать, что денег поступило в достаточном количестве. Сколько надо, чтобы полностью заменить сети?

- Все сети заменить невозможно. У нас в безобразном состоянии водовод по улице Пролетарской протяженностью около 1,8 км, рвется почти каждый месяц. По улице Мира порыв за порывом, по М. Горького, по Ленинградской трубопровод лежит уже 34 года. Но только на эти магистрали надо около 70 миллионов рублей.
В принципе, бригад на сегодня в городе много. Мы сами меняем, есть хорошие фирмы, которые нам помогают и делают качественно. Но все сети поменять невозможно.

- Хорошо, одно дело подвести воду потребителю, другое дело ее еще надо отвести. В каком состоянии канализационные сети?

- Первая очередь была сдана в 1974 году, вторая – в 1985-м, они находятся в очень тяжелом состоянии. По проектной мощности мы должны обрабатывать 30 тысяч кубометров стоков в сутки. Очень тяжело бывает летом в период цветения водорослей и в паводок, тогда получается под 29 тысяч кубов, предельные нагрузки. Мы уже этот вопрос в правительстве республики прорабатывали, вели переговоры в минстрое, что примерно через год начинаем задавать проектную документацию на замену очистных сооружений.

- Как администрация города помогает вашему предприятию решать вопросы?

- Конечно. Начиная с 2003 года, мы с Александром Владимировичем Кузнецовым регулярно бываем в Минстрое, ставим свои проблемы. И только спустя два года началась реконструкция второй очереди. Это целиком заслуга главы города. Так бы и жили мы на жидком хлоре, а сегодня запущена установка ультрафиолетовой очистки воды. В последний раз буквально недавно были у министра по аварийной ситуации, которая произошла в марте.

- Расскажите, пожалуйста, поподробнее об этом инциденте.

- 10 марта произошел несанкционированный сброс химпродуктов в канализационную сеть. Примерно с 23.30 до 24 часов на приеме мы почувствовали запах ацетона. В течение дня проверили все ассенизаторские машины, которые есть в городе, но не смогли найти, кто произвел сброс. Почти двое с половиной суток боролись, чтобы наши бактерии выжили (как вы знаете, у нас бактериальная очистка канализационных стоков). Появилась маленькая пленка, насыщение кислородом прекратилось, и бактерии начали умирать. Вопрос стоял вплоть до того, что необходимо было делать аварийный сброс. Невозможно остановить очистные сооружения, иначе потом 2-3 недели надо, чтобы обратно запустить. Надо все очистить, промыть, завезти свежий ил, запустить бактерии, чтобы они ожили.

- А на это время перекрывать водоснабжение?

- Либо перекрывать, либо делать аварийный сброс – неочищенные стоки спускать в реку Вотку, но нам бы никто не разрешил это делать.

- Это первая подобная авария?

- Нет, в прошлом году была даже серьезнее. Тогда кто-то произвел сброс нефтепродуктов в коллектор. Концентрация была очень большая.
Вообще же без нашего ведома запрещено что-либо сбрасывать в канализационный коллектор. Но у нас почти полторы тысячи канализационных колодцев в городе, над каждым человека не поставишь. Это уже на совести предприятий, особенно тех, у которых есть ассенизаторские машины.

- Анатолий Михайлович, с колонками в этом году беда. Мне кажется, что раньше им уделялось больше внимания со стороны вашего предприятия.

- У нас ежегодно перемерзает до 40% колонок. В этом году на 5% увеличилось их количество. На сегодня всего в городе 447 колонок, около 200 было в пик мороза неработающих – 170 замороженные, 20 просто разбитые. Приемники разбивают топорами, кувалдами. Колонка  же не вверху замерзает, а внизу, под землей. Ее невозможно утеплить, поэтому мы планово проводим работы по углублению колонок. Думаю, что в середине апреля выпустим распоряжение, и будет ремонтировать колонки, заключать договора с жителями. У нас на сегодня два договора есть, и колонки работают. Человек смотрит регулярно, когда-то подогревает, если какие проблемы – сразу звонит нам. Думаю, мы в каждом квартале человек 20 найдем, и будем работать с ними. Все колонки все равно не поменяем. Приемник стоит 6-7 тысяч, колонка – до 15 тысяч. А у нас на сегодня только около 40 разбито, 12 надо менять полностью.

- В свое время, когда обсуждались проблемы Воткинского пруда, говорилось о необходимости развивать сеть артезианских скважин. В каком состоянии вопрос?

- На сегодня у нас на балансе 29 скважин, из них 19 в работе. За три года запустили три скважины в лесхозе, там очень хорошая вода. В то же время закрыли скважины в районе ГБ №1, они по бактериологическим показателям, по нитратам уже не соответствовали нормам. Специалисты подтвердили, в пределах 10-15 лет пласт не изменится, нам пришлось их закрыть.
В целом же около 10% в общий объем воды в сетях даем из скважин.

- По нитратам в тех скважинах – это нефтяники напортачили?

- Нет, месторождения находятся выше, они на водяные пласты не влияют. Заключение специалистов было, что это близлежащие сады-огороды, частный сектор вносят свою лепту. Скважины построены уже более 30 лет назад, идет отложение, грунтовая вода в пласт постепенно опускается.

- Скажите, вода населению в основном по-прежнему отпускается по нормам потребления, а у вас на выходе наверняка стоят счетчики. Разница должна быть существенная между тем, что люди могут потреблять и реально потребляют. Неужели не хватает и этих средств на поддержание сетей в рабочем состоянии?

- Давайте начнем с предыстории. На сегодня, вы знаете, что за газ люди платят по группам учета, за свет – тоже. А вот за воду почему-то привыкли платить без счетчика. Нам без разницы – есть тариф или нет, если использовал три кубометра воды, оплати их. По нормативам по 300 литров на человека в сутки положено. Это усредненная цифра по России. Но… Возьмем декабрь – мы подняли (то есть закачали из пруда) за месяц 859 тысяч кубометров воды, обработали, дали в сеть, предъявили населению 679 тысяч кубов, а стоков обработали 784 тысячи. Почти на 80 тысяч разница. То есть население, промышленные предприятия эту воду потребляют, но не оплачивают. Мы на этом теряем каждый месяц 1,5 миллиона рублей. Поэтому на сегодня идет установка очень много групп учета. По ХВС и ГВС 25 тысяч групп учета установлено, из них 15 тысяч квартирных. Почти 97% частного сектора, имеющего зимние водопроводы, имеют группы учета.
Нам невыгодны эти нормативы, выгодно, чтобы был счетчик: потребил – заплати.

- Вторую неделю идет активное таяние снега, снова будет паводок, снова перебои с водоснабжением?

- Никто не гарантирует ничего, потому что мы не знаем, какой будет паводок. Я руковожу предприятием с 2002 года, и на моей памяти в 2007 году была самая большая концентрация по мутности в воде - 250. Для сравнения, на сегодня она 0,5-0,8. Не срабатывали даже фильтры, нам пришлось уменьшать подачу воды чуть не вполовину. Мы даем 1300 кубов в час, тогда давали 700-800. А чтобы не завоздушить сети горячего водоснабжения из-за нехватки воды, мы вынуждены были отключать горячую воду, заполняя сети холодной.
В этом году мы к паводку тоже готовы, химреагенты заготовлены, будем работать.

- Что-то можно сделать, чтобы впредь избежать этих непопулярных мер?

- С одной стороны надо мощности очистных увеличивать, с другой необходимо запустить дополнительные резервуары чистой воды. На сегодня у нас два резервуара стоит на втором подъеме по 2 тысячи кубов. А в результате реконструкции второй очереди, которая идет, планируем запустить еще два резервуара по 10000 кубометров. Случись что, мы можем спокойно убавить подачу, за ночь накачать этот объем и подготовить. Горожане могут даже не почувствовать. Но пока резервуаров чистой воды не хватает. Документация на новые резервуары готова, экспертизу должны пройти, но все упирается в финансирование. В этом году будет оплачена только документация.

- Предлагаю вернуться к проблемам частного сектора. Судя по всему, город все же дальше будет развиваться малоэтажным строительством. С газовыми сетями, электроснабжением, в принципе, проблем нет ни в одном районе, а как же вода? На мой взгляд, отсутствие сетей, способных выдержать нагрузку, тормозит процесс. Вы как считаете?

- В принципе, согласен. Во-первых, есть улицы, на которых вообще водопроводов нет. Во-вторых, развитие частного сектора идет по некоторым магистралям, где труба недостаточного сечения. В-третьих, в частном секторе нет канализационных стоков, в основном действуют выгреба. Большие вопросы по Сельхозхимии, там тоже очень активное строительство идет, но действует только одна скважина. Вторая - на птицефабрике, с нее водопровод шел по полю, а теперь оказалось, что по территории кладбища, что недопустимо по нормам.

- А целевой программы, как по газоснабжению, не планируется?

- Нет, специальной программы пока не планируется.

- На ваш взгляд, это показатель качества воды в сетях, что в Воткинске сократилось число компаний, предлагающих бутилированную воду населению?

- Я могу сказать, что некоторые фирмы берут воду на колонке на Красноармейской. Там скважина, в которой вода полностью соответствует требованиям СанПиНа, в нее не надо ничего добавлять, можно брать и разливать. Прекрасная вода идет на Нефтянике, в выходные даже очереди стоят у колонки. Очень хорошая вода в психоневрологическом интернате в Берёзовке, там вообще прорабатывается вопрос о разливе этой воды на продажу.
Наша вода сегодня стоит 8 рублей за кубометр, а в бутылках значительно дороже. Поэтому люди не хотят просто тратиться лишнего.

- Спасибо, Анатолий Михайлович, что нашли возможность ответить на наши вопросы. Уверен, что это не последняя встреча с вами в новом формате?

Беседовал В. Воронин.

Комментарии

Комментариев пока нет...

Отправить комментарий


Новости Ижевска
Новости Можги
Новости Сарапула
Новости Глазова
Новости поселка Ува
Новости поселка Малая Пурга
Новости поселка Ува
Новости поселка Игра
Новости города Чайковский