Большой путь счастливого человека

 

Александр Николаевич Зуев водил легковой автомобиль до 88 лет. На последнем внедорожнике «Нива-Шевроле» преодолел 3600 километров. Первой же машиной восемнадцатилетнего призывника стал танк Т-34. На нём весной 1943 года он начал свой большой путь по дорогам России, Украины, Прибалтики, Белоруссии, Польши, Пруссии, Германии.

90 лет Александру Николаевичу не дашь. Высокий, солидный, моложавый, улыбчивый. Возраст выдаёт разве что сильная хромота на левую ногу и сопутствующая ей деревянная трость. «Колено болит», - вздыхает ветеран.

Родился Александр Николаевич Зуев в селе Бородули Шарканского района 4 ноября (по документам 21 ноября) 1924 года. Среднюю школу в селе Тыловай окончил досрочно.

- 14 декабря 1942 года мне выдали аттестат, а на следующий день призвали в Красную армию, - рассказывает Александр Николаевич. - Направили во вторую школу «Отличных стрелков снайперской подготовки» Московского военного округа в город Кулебаки Горьковской области.

- У Вас способности были?

- В то время ученики в школе сдавали нормы БГТО (будь готов к труду и обороне), боролись за звание «Юный ворошиловский стрелок». Да и сельские ребята - крепкие. Мы в школу за 25 километров ходили. Рост у меня был 177 см, сейчас, наверное, меньше, - смеётся Александр Николаевич. - А вес, может, килограммов 70. Снайперскую школу окончил в апреле 1943 года. Оправили в Гороховецкие лагеря Горьковской области в запасной полк. После распределения попал в 10-й танковый корпус 183 танковой бригады. Снайпера посадили на танк автоматчиком.

В танковой бригаде

- А что так?

- Людей не было. Воевали на Курско-Белгородской дуге на Степном фронте, потом он стал называться Воронежский. Командующим у нас был Николай Фёдорович Ватутин. Мне не пришлось участвовать в танковом сражении под Прохоровкой. Мы от Старого Оскола направились в сторону Полтавы и Харькова. Дошли до Днепра. Реку форсировали ниже Киева в районе Белой церкви. Оттуда вышли на формирование в большое село Пуховка, это между городами Бровары и Дарница Киевской области. От двадцати трёх танков в бригаде осталось только три.

- Т-34 хороший танк?

- Замечательный: броня наклонная, двигатель дизельный. У нас был взвод американских танков с обрезиненными гусеницами. Ходят бесшумно. Вооружения много: пушка, крупнокалиберный пулемет М-62. Но эта машина высокая, уклон несколько градусов, и она переворачивается. Работает на бензине, курить около неё нельзя - самая настоящая спичка! У нас только тех, кто провинился, на такие танки сажали.

- У немецких «Тигров» и «Пантер» броня потолще была. Правда, что трудно их пробить?

- Я бы не сказал. Есть мощные снаряды. Нам в боеукладку давали три штуки – бронебойные. Такие прошивают насквозь танк. И в лоб, и в бок.

- В танке чувствуешь себя более безопасно, чем в пехоте?

- На войне страшно везде. Человек приспосабливается к войне, но к страху невозможно привыкнуть. Никому не поверю, что не страшно на войне. Страшно. Смерть перед глазами каждый день. Сперва жутко, переживаешь за гибель товарищей, но потом акклиматизируешься в этой обстановке. Во время боя идут на тебя штук 15 танков, страх есть, но он преодолимый.

Мы раз попали под обстрел своих же «Катюш». Опушка соснового леса, «немец» там стоял, мы его выбили, а координаты артиллерийский разведчик не передал. Заняли немецкую позицию, а Катюша «сыграла». Так представляете, рядом с нами сосна высотой метров 30-40 как спичка взлетела!..

О простом и удивительном

Говорить о крови, поте, слезах, смерти, всех горестях, сопутствующих войне, Александр Николаевич не хочет. «Я и фильмы про войну не смотрю, сразу комок к горлу подступает, потом спать не могу», - говорит он. А вот удивительные случаи вспоминает с улыбкой:

- В Восточной Пруссии дело было. У нас в бригаде снаряд с немецкой стороны зашёл точнёхонько в ствол пушки. Все живы остались. Снаряд не разорвался, а ствол пушки «распустился», как одуванчик. Пушку заменили, и экипаж дальше пошёл.

- Кормили на фронте как?

- Кормили хорошо, обижаться нечего. В танке ещё есть трехдневный запас - НЗ. Это на тот случай, если доставка питания будет невозможна. Но как бывало: утром заказывают обед на сто человек, а остаётся только шестьдесят.

Мы однажды в Нарве взяли немецкий продовольственный склад. Смотрим, мешки из плотной бумаги чем-то заполнены. Бросили две штуки на танк. Потом попробовали то, что в них было - похоже на большие хлебные куски, но очень жёсткие. Механик-водитель взял один и положил на коллектор, он горячий был, только двигатель остановился. Кусок растёт, растёт, как в печке СВЧ, греется, его распирает, и он мягкий становится. Как печенье.

- Одежда какая у вас была?

- На голове шлем, защищает от шума и ударов, - броня танка крепка. И костюм как будто из кожзаменителя, но специально пропитанный от огня. Ведь танкисты больше обгорают…

Вот она, Победа!

- Где встретили победу?

- В Германии, под Ростоком.

- Выпили за взятие рейхстага?

- Давали по 100 граммов, но я не употреблял и сейчас не употребляю. Не пил, и не курил. Табак и сто граммов отдам ребятам, они мне сахар взамен. Война кончилась, мне 21 год был. После объявления Победы на третий, четвёртый день в волейбол играли, в футбол мячик гоняли.

- На этом война для Вас закончилась?

- Потом нас отвели в польский город Катовице. В конце июля 1945 года танки, бронетранспортёры погрузили в вагоны для отправки на Дальний Восток. Простояли на железнодорожной станции три дня и - отбой. Наш корпус расформировали в 1946 году. Мне для дальнейшей службы предлагали Закарпатский военный округ, сказал: «Не поеду», Прибалтийский, Закавказский: «Не поеду». Всё ждал Уральский военный округ, ну, куда ни шло - Сибирский. А попал - в Забайкальский! В Катовицах у нас койки двухъярусные были, матрасы ватные, подушки. Всё шикарно. Приехали в Забайкальский округ, посёлок Соловьёвск на границе с Монголией, а там соломенные матрасы, подушки соломенные, одно одеяло и простыней нет. В баню идешь - котелок воды дают.

- А почему не демобилизовали?

- Мы ждали, кто нас заменит. 1927 год рождения уже воевал. Нас только призывники 1930 года рождения сменили. Отслужил я семь лет, вернулся домой в звании сержанта.

Мирная жизнь

После возвращения домой Александр Николаевич недолгое время работал в Воткинском райкоме партии инструктором, затем в леспромхозе водителем машины, мастером сплава, старшим мастером, а после окончания Московского лесотехнического техникума, заместителем директора по кадрам. В 1965 году Александр Николаевич поступил на Воткинский завод и трудился заместителем начальника отдела кадров.

Жена Александра Николаевича Мария Александровна умерла более семи лет назад.

- Прожили мы с ней 56 лет, - говорит Александр Николаевич, - хорошо прожили, желал бы всем так прожить.

Дочь Зуевых Алевтина живёт в Нижнем Новгороде, сын Сергей – помощник генерального директора по ГО и ЧС Воткинского завода. «Горжусь отцом, - говорит Сергей Александрович, - он долгожитель по материнской линии. Моя бабушка, Екатерина Степановна, прожила 100 лет. Помню у отца после войны от ранения шрамы на лице остались (осколок сквозь обе щеки прошёл). Время стёрло следы. Человек он деятельный, жизнерадостный. Никогда не слышал, чтобы отец матом ругался, и не видел, чтобы днём на диване лежал. Он всегда чем-то занят. Заядлый рыбак, мы с ним летом на озёра ездим, так он больше меня ловит!»

Сегодня ветерана Великой Отечественной войны радуют внуки и подрастающие правнуки. Их у него шестеро, среди них - тройня! «Иван, Марья и Дарья, - радостно рассказывает Александр Николаевич. - 29 октября им семь лет исполнилось, четвёртого ноября приезжали с родителями на мой 90-летний юбилей, ух, как отплясывали!»

Живёт Александр Николаевич в двухкомнатной квартире в Берёзовке. Как говорят в народе, «обслуживает себя сам». В светлой кухне на обеденном столе стоит полная ваза разноцветных конфет. Александр Николаевич улыбается: «Правнуки заходят в дом, шепчут: «Деда, а сладенькое что-нибудь есть?» - И на кухню к вазе. Отец их увидит и строго спрашивает: «Что это вы здесь делаете?». Они: «Смотрим»! - Ну, возьмите по одной. А я ещё по две разрешу взять».

Счастливый Вы человек, Александр Николаевич! Здоровья Вам, и долголетия!

 

Друзья! Проблем в Воткинске действительно не мало, а, прямо скажем, много. Но скоро 70 лет Победы. Предлагаю рассказывать здесь о своих родных, которые в годы войны воевали, работали для общей цели. Пусть это будет наше с вами общее им СПАСИБО!

0
Ваша оценка: Нет

 

Войска Польского аватар

Войска Польского (не проверено)
3 Сентябрь, 2015 - 15:51

Нам много говорили о Т-34. Что это очень мощный и хорошо вооружённый танк. Я впервые увидел Т-34 под Таганрогом. Два моих товарища назначили в передовой дозорный окоп. Сначала назначили меня с одним из них, но его друг попросился вместо меня пойти с ним. Командир разрешил. А днём перед нашими позициями вышло два русских танка Т-34. Сначала они обстреливали нас из пушек, а потом, видимо, заметив передовой окоп, пошли на него, и там один танк просто несколько раз развернулся на нём, и закопал их обоих заживо. Потом они уехали.
Мне повезло, что русские танки я почти не встречал. На нашем участке фронта их было мало. А вообще у нас, пехотинцев всегда была танкобоязнь перед русскими танками. Это понятно. Ведь мы перед этими бронированными чудовищами были почти всегда безоружны. И если не было артиллерии сзади, то танки делали с нами что хотели.



Отправить комментарий


Новости Ижевска
Новости Можги
Новости Сарапула
Новости Глазова
Новости поселка Ува
Новости поселка Малая Пурга
Новости поселка Ува
Новости поселка Игра
Новости города Чайковский