Бедность — не порок. А преступление

Случилось мне на праздниках попасть в реанимацию по поводу инсульта. Насмотрелся, конечно, всякого — от  легкого онемения кончиков пальцев до тяжелого паралича и комы, из которой кое-кто из бедолаг так и не вышел.

Но я не об этом.

Больница — это всегда повод пересмотреть свои жизненные принципы, произвести им ревизию и переоценку. Например, известное выражение «На миру и смерть красна». Это ведь только половина правды. (Народная мудрость всегда лукава и, как правило, подчеркивает какую-то одну деталь, прочее благоразумно оставляя в тени). Если смерть на миру и красна, то  жизнь на миру отвратительна! Она унизительна и позорна. Жизнь на миру — это жизнь бомжа в подворотне, безногого инвалида, просящего милостыню в электричке, слепца на переходе метро, юродивого у церкви.

Или инвалида в больничной палате.

Вот о нем я и хочу рассказать.

Володя Ф. (фамилию по этическим соображениям не раскрываю) провел в реанимации в коме несколько дней под капельницами и трубочками через нос, потом его перевели к нам. Выдали какое-то жуткое облачение — треники и неопределенного цвета фуфайку. Он и сам этому был удивлен, но кроме мычания мы от него ничего не услышали. У него была полностью парализована левая половина тела. Практически отсутствовала и речь. Уходя немного в сторону, я получил подтверждение читанным в свое время материалам на психологические темы — о том, что человеческое в мозгу человека напоминает луковицу, т. е. расположено слоями. Самый верхний — это игра на скрипке и тензорное исчисление. Самый нижний — правильно. Ненормативная лексика. Она совсем не пострадала и звучала по поводу и без. А вот с более верхними слоями случилась беда. Володя не мог выговорить свое имя, забыл фамилию, забыл обыкновенный счет, дни недели и многое другое…

В больничной палате, как в бане, все равны. Все пациенты — боцман дальнего плавания и предприниматель, заводской бетонщик и безработный — бросились откармливать Вовчика содержимым своих тумбочек и заниматься с ним. Он освоил счет до тридцати, мог уже связно выговорить свое имя, перечислить названия месяцев…

Из расспросов Вовчика выяснилось, что он живет в деревне в пятнадцати километрах отсюда, с женщиной, хозяйкой дома, который он отстроил своими руками, но в котором не прописан. У него в паспорте вообще не было прописки. Мозговой штурм палаты дал три детективные правдоподобные версии этого, но за неимением места о них не будем.

Вовчик был мастер на все руки, работал на местной лесопилке, брался за любую халтуру. По его словам, обставил дом он сам. Припасы-запасы тоже были. Даже если поделить его информацию на два и десять, выходило, что крыша над головой у него была, была и женщина, которая его любит и за ним приедет. Палата наша стала строить планы, как мы закажем такси и оплатим его проезд до дома, но наш пыл остудили: а если таксист его высадит и уедет, а в доме никого нет? Или вообще замок на дверях? Кто возьмет на себя ответственность за инвалида?

На следующее утро в палате появился синклит врачей и медсестер. Вовчику объявили, что срок его содержания закончился и его переводят в другую больницу.

Все наши психолингвистические занятия пошли прахом. У Вовчика началась истерика. На него было страшно смотреть. Он только рубил здоровой рукой воздух перед собой, как шашкой, и  повторял: «Б…! На х..!»

Его оставили в покое на один день.

А потом явились снова.

Его обманули. Ему сказали, что «Скорая» заедет сначала в его деревню. А если там никого не будет, то тогда — в  больницу.

Трогательное прощание я опущу.

А на следующий день медсестра нам сказала: дураки вы, дураки, разве вы не знаете, что его сожительница приезжала, пока Вовчик был без сознания, забрала одежду, а вместо нее привезла эти кошмарные треники и фуфайку, и написала заявление, что она не сможет прокормить его на одну свою пенсию и поэтому отказывается от него.

Так что «Скорая» отсюда прямо  направилась в другую больницу, в тридцати километрах отсюда.

Там его продержат, сколько по закону положено, потом передадут в следующую, — и так по кругу, пока он не окажется в приемнике-накопителе (!!!) для таких же бедолаг, и это уже — навсегда.

В общем, все законно. Ведь не может больница держать больного больше положенного срока, верно? А человек без прописки, без родни. Исчезновение его, как говорится, мироздание не поколеблет. Нет человека — нет проблемы.

А мне до сих пор представляется эта женщина, его сожительница, приехавшая в больницу и так и не зашедшая к нему. Представляется, как она с бабьей, нутряной, крестьянской практичностью (в хозяйстве все пригодится!) забирает его одежду, меняя ее на ужасные обноски, как берет лист бумаги и твердым почерком законопослушной пенсионерки пишет заявление об отказе от своего сожителя…

В чем корень ее поступка?

В бедности.

Всем фарисеям, кто дочитал до этого места, я советую заготовить бочки бла-а-ародного негодования, чтобы излить на меня. Потому что я буду говорить о том, что главная проблема России — это бедность. Главная вина — даже не сегодняшней власти, а всех форм власти во все времена в этой стране, удивительно богатой недрами, — ужасающее, немыслимое количество бедных, малоимущих и просто нищих людей.

Мне скажут: частный случай, подумаешь!

Ребята, просто представьте, что это произошло с вами, лично с вами, а потом повторите свои слова. А во-вторых, почитайте новости. СМИ полны сообщениями о женщине, прыгнувшей с балкона с малолетним сыном на руках, о мужчине, застрелившем из ружья жену и детей и покончившем с собой после этого, о подброшенных новорожденных младенцах и пр., и пр.

Что объединяет все эти случаи?

Бедность.

Бедность поощряет худшие черты в человеке и тормозит лучшие. Распространенная идея о том, что «бедный — значит, добрый» или «мы бедные, зато духовные» — веками отработанный пропагандистский наперсток для простаков, психолингвистическое программирование, цель которого — чтобы каждый был доволен своим стойлом и своей охапкой сена.

Все разговоры оппозиции о макроэкономике, об инновационных технологиях и прочем останутся прекраснодушными мечтаниями, если не изменится эта ужасающая статистика — от  четверти до трети населения страны живет в бедности или совсем рядом с ней. Поэтому, на мой взгляд, именно искоренение бедности является первоочередной задачей новой российской власти. Разумеется, не путем «экспроприации экспроприаторов» или раскулачивания. Более того, будущие перемены — это ради следующих поколений. А ведь голодный ребенок равнодушен к гаджетам и скрипке, шахматам и фигурному катанию.

Изменения начнутся не тогда, когда в мертвом водоеме на месте одной акулы (госмонополия) создадут пять приватизированных акул помельче. А когда сначала создадут планктон — живой и саморазвивающийся, в котором хорошо будет вызревать рыбья икра, а потом — мальки, и так далее, подчиняясь естественным законам природы…

Вот только Вовчика жалко.

Как ты, Вовчик?

автор Артур Аршакуни литератор, блогер, колумнист

 

0
Ваша оценка: Нет

 

Лебедь Генерал аватар

Лебедь Генерал (не проверено)
15 Февраль, 2016 - 07:12

Так и есть! И это есть наш рассейский патриотисмь.



культоролог аватар

культоролог
15 Февраль, 2016 - 07:35

Полностью согласен! Наберите в инете фильм ДОМ-запрещёный в 36 странах так и набирайте -он документальный.Там очень поучительно и наглядно об изменении экологии на планете о миграциях вызванных народами поработителями типа США и не только.Там целые народы на пороге нищеты остаются.А с такими народами делай что хочешь.Хоть на органы хоть на войну лишь бы детей своих прокормили.



Очкарик аватар

Очкарик (не проверено)
15 Февраль, 2016 - 10:46



Очкарик аватар

Очкарик (не проверено)
15 Февраль, 2016 - 11:02

Нет
Но я горжусь своей страной, современным режимом и политикой Единой России ведь всё это (Россия) так похоже на Дахау....
Единственный пока необъяснимый нюанс.... почему нас не умертвляют



Ἀλκαῖο аватар

Ἀλκαῖο
15 Февраль, 2016 - 11:28

Народная мудрость «На миру и смерть красна». Пословица "На миру и смерть красна" означает "всё легко перенести не в одиночку, вместе с другими".
Мир в смысле "На миру и смерть красна" происходит от названия древнего, ныне обрусевшего, этноса меря.
Меря - это один из угрофинских этносов, некогда обитавший на обширной территории Ярославской, Ивановской и Костромской областей. История народа меря - это, по сути, предыстория Северо-Восточной Руси; этот этнос стал впоследствии центром единого древнерусского государства. Потомки мери влились в состав древнерусской народности.
Может быть, вам знакомо обращение к народу: "Ну что, миряне, возьмемся за это дело? ".
Это обращение родилось от названия этноса, из которого произошли многие русские люди, когда-то это было обращение к народу по имени "меря".
В переводе на русский выражение должно звучать так: "Ну что, русичи, возьмемся за это дело? "

Голод пережили,разруху пережили ,изобилие тоже переживем. 



ZEF аватар

ZEF
15 Февраль, 2016 - 13:01

Артур, а Вы что, в России впервые? Есть "Правила" организации жизни россиян "ФОМС", почитайте. Много буков в посте - читать неохота. И так все известно.



Отправить комментарий


Новости Ижевска
Новости Можги
Новости Сарапула
Новости Глазова
Новости поселка Ува
Новости поселка Малая Пурга
Новости поселка Ува
Новости поселка Игра
Новости города Чайковский