"Горящие годы" в Воткинске

Изначально завод и все строения при нем были деревянными и, естественно, было большая опасность пожаров.  Историк завода В.Ф. Бердников в своем труде «Воткинский завод в начале ХХ века» сообщал на основании архивных документов, хранившихся при заводе,  о состоянии мер противопожарной безопасности: «При заводе издавна, вероятно с самого основания завода, существовал пожарный обоз (существует он и ныне, даже с паровыми машинами), хотя сравнительно по заводу небольшой, но с приученной и дисциплинированной командой. Кроме того, все жители завода мужского пола, способные работать на пожаре, как, например, старшие мастера и другие зарегистрировывались в особые списки и делились на десятки с десятником, а десятки на отряды, которыми уже командовали или начальствующие лица или старшие мастера.

Вся эта пожарная команда находилась под наблюдением заводского полицмейстера. Каждый домохозяин, находившийся в пожарной команде, имел на одном из углов своего дома, на видном месте, прибитую и покрашенную черной краской дощечку, на которой изображались те предметы, с которыми он  должен бежать или ехать на пожар. Например, ведро, топор, лопата, бочка с телегою, если он имел лошадь, или если у него в соседстве имелась лошадь и проч. Таким образом, в случае возникновения пожара, каждый бежал тушить  его  не с пустыми руками, а с тем, что у него назначено  на прибитой к его дому дощечке.

Летом, в ночное время домохозяева охраняли свои дома по очереди от воров и других злоумышленников под наблюдением полиции. В случае возникновения пожара звонили в набат или ударяли частыми ударами в деревянные била, составленные из двух досок. Таких бил в заводском селении имелось не мало, особенно на окраинах заводского селения. Ко всему этому местной военной команды барабанщик бил в барабан так, что всякий мастеровой, обязанный быть на пожаре, не мог отговориться, что не слышал тревогу. По окончании пожара все прибывшие на пожар, обязанные тушить его, полицией проверялись, и не бывшие без уважительной причины, подвергались ответственности в виде штрафа – отработки заводу 3 дней бесплатно.
Во время засух и сильных ветров мастеровым разрешалось топить свои печи один раз в неделю; пищу разрешалось варить только на малом огне. Сено, солому дозволялось мастеровым иметь только в самом небольшом количестве и притом безопасном от огня месте.
При такой охране обывательских домов заводского селения, естественно фабричные здания охранялись еще рачительнее, еще более строже, чем дома мастеровых и рабочих».

В 1837 году на завод приехал новый горный начальник – Илья Петрович Чайковский, который остался в памяти воткинцев, как человек, который провел весьма активные мероприятия, направленные на то, чтобы сохранить дома от пожара. По его приказу в Воткинске начинают строить дома каменные и полукаменные,  которые, конечно, были более безопасны. С его легкой руки «в заводе было построено более 400 таких домов». Причем некоторые из них сохранились до нашего времени, например, дом № 121 на ул. Республиканской.

В Воткинске традиционно было много кузниц и кузнецов, недаром всезнающая статистика сообщала в 1860 году: «… кузнецов 145 мастеров, 145 рабочих, 80 учеников». Естественно, нужно было быть готовым к неприятностям, которые связаны с открытым огнем в мастерской, а потому в народе издавна  бытовало поверье - для того, чтобы спасти дом от пожара, особенно, если рядом с ним, или в огороде была кузня, ворота домовладения необходимо украсить особенными знаками – громниками, «которые берегли дом от пожара и случайного попадания молнии» - в общем, это были своего рода громоотводы.

Но, как говорится, «на Бога надейся, да сам не плошай», а потому, в основном кузницы в Воткинске строили на окраине поселения, чтобы избежать случайного загорания.

Один из самых сильных пожаров в истории Воткинска – это пожар 1903 года, о котором сохранились воспоминания Анкудинова Георгия Семеновича, записанные  краеведом В.Н. Ступишиным в 1958 году:
- Это было зимой 1903 года. С правой стороны вешняшних прорезов в заводской плотине, пониже ее находился цех мелкосортного проката. У самой плотины, со стороны завода, на территории цеха, стоял большой бак-цистерна с нефтью, которая по трубам подавалась в цеха и как смазочное и как топливо для печей.
Зима была холодная, и распределительные краны у труб, идущих от нефтяной цистерны, замерзли. Без нефти же цехи не могли работать. Кому-то пришла мысль отогреть краны. И, не придумав  ничего лучшего, решили отогревать костром. Подвезли к распределительному устройству древесного угля, облили его керосином, подложили тут же дров, еще раз спрыснули керосином и зажгли. Запылал костер. Трубы отогревались, но отогревались медленно и костер жгли очень долго. 
Догрели до того, что накалились не только трубы, но стенки нефтяной цистерны. Цистерна вспыхнула снаружи. Надо тушить. Но заводская команда ничего не придумала лучшего, как тушить горящую нефть водой. Вывезли на плотину две паровые пожарные машины. Поставили их на лед, протянули шланги и давай поливать горящий бак водой. Пожара не затушили, а лишь разогнали его. Обнятый пламенем бак горел.
Я в ночь на 10 декабря работал в механическом цехе на второй смене. В цехе работало много токарей. Токарные станки были поставлены вдоль стены, окна которой выходили на плотину, и нам видно было, как горел бак. Часов в 11 ночи в цехе вдруг стало так светло, что люди испугались и не могли понять, в чем дело.
Вдруг свисток, трансмиссии останавливаются, и раздается крик: «Пожар!»
Все бросились из цеха на площадь, и нашему взору представилась изумительная картина: горело небо, по нему летали огненные шары, которые взрывались в воздухе и опускались на землю. Эти  шары падали на бегущих людей, обливали их горящей жидкостью и зажигали на них одежду.
Картина была жуткая. Что же случилось?
Разогревая трубопроводы, не подумали о том, что нефть в баке может разогреться и так же вспыхнуть. Так оно и получилось. Нефть вспыхнула и взорвалась. Ее выбросило из бака высоко в небо и расплескало по всей окружающей территории. Взрывом исковеркало крыши на мелкосортном цехе, вывело из строя его оборудование, от горящей нефти вспыхнули деревянные  части плотинных устройств, сгорели обе паровые машины и погибло несколько человек людей, в том числе и смотритель завода Потанин. Многие получили серьезные ожоги.
Через несколько дней останки сгоревших рабочих и пожарных пронесли через весь завод и похоронили. Плотину пришлось капитально ремонтировать, цех восстанавливать.
По этому поводу, в скупой заметке о хронике событий в Вятской губернии записано: «10 декабря 1903 года. В воткинском заводе вспыхнула нефть, помещавшаяся в двух баках, находившихся на плотине. Сначала загорелись бревна и водокачка. Затем огонь перешел в большой 65000 пудов бак, который сгорел, успели выпустить в речку до 25000 пудов нефти, которая вспыхнула. Загорелись три водяные моста, спуски и дрова. На пудлинговом и сварочном цехах выгорели все приспособления, сгорели две пожарные машины. Найдено 6 обгоревших трупов рабочих, убытки до 300000 рублей».
Разлитая по заводу нефть еще раз вспыхнула через три недели /30 декабря/. В  результате сгорело несколько деревянных сооружений».
Спустя 6 лет еще один пожар принес горе и смерть воткинцами. В 1909 году, 5 марта, из-за применения примитивных приборов освещения (керосиновые лампы, свечи) сгорел паровозный цех. Общие убытки составили  500 тыс. рублей.  800 человек остались без работы. В связи с этим происшествием было отменено празднование 150-летия завода. (Материалы В.Н. Ступишина, «Воткинские были», с. 122).
В заключение хотелось бы сказать, что пожары происходили в разные годы, приносили горе, беду, но самое главное, что человек всегда остается человеком, и только бескорыстная  помощь друг другу, поддержка в  трудной ситуации, поможет справиться с этим бедствием!

Подготовила научный сотрудник Музея истории и культуры Воткинска Алла Скачкова

 

Комментарии

Комментариев пока нет...

Отправить комментарий


Новости Ижевска
Новости Можги
Новости Сарапула
Новости Глазова
Новости поселка Ува
Новости поселка Малая Пурга
Новости поселка Ува
Новости поселка Игра
Новости города Чайковский